Поиск по этому блогу

среда, 28 декабря 2011 г.

Георгиевский кавалер, поэт - Василий Васильевич ДОМОНТович



  РОССИЙСКОЕ  ДВОРЯНСКОЕ  СОБРАНИЕ 
ЯРОСЛАВСКОЕ  РЕГИОНАЛЬНОЕ ДВОРЯНСКОЕ СОБРАНИЕ
                                                  Гордиться славою своих предков не только
                                                                  можно, но и должно: не уважать оной есть
                                                                 постыдное малодушие.
                                                                                                                      А. С. Пушкин.

               Д В О Р Я Н С К И Й   Л И С Т О К                               
   Ярославское Дворянское Собрание
Февраль № 2 ( 37)  2009 г.
                 ---------------------------------------------------------------------------------
                               ЯРОСЛАВЛЮ 1000 лет   (1010 –2010)
                                     История и проблемы сословия
                                Д О М О Н Т Ы  
       Евгения  Георгиевна Чижикова  / ур.  ДОМОНТович/
                Действительный член Ярославского Дворянского Собрания
                                                                   Об авторе:
Член ЯДС ЕВГЕНИЯ ГЕОРГИЕВНА Чижикова / ур. ДОМОНТович  /
посвятила себя удивительно интересной деятельности -
генеалогическим исследованиям древнего рода ДОМОНТовичей.
27 апреля  2007 года в Ярославском государственном
историко-архивном и художественном музее-заповеднике
прошла IV  Всероссийская генеалогической выставка,
посвященная  предстоящему  1000-летию ЯРОСЛАВЛЯ.
Официальным  участником  стала и  делегация
Российского  Дворянского Собрания. Из более чем сотни
генеалогических  стендов большой интерес вызвала
генеалогическая схема  рода, ДОМОНТович выполненная
членом ЯДС  ЕВГЕНИЕЙ ГЕОРГИЕВНОЙ, охватывающая
почти 500  летнюю историю рода.
На схеме  масса сухих дат  мощного древа ДОМОНТович
перемежалась  с лирическими  абзацами выдающегося
представителя  рода – ГЕНЕРАЛА, ПОЭТА, ГЕОРГИЕВСКОГО
кавалера Кавказских походов, современника А.С.ПУШКИНА
- ВАСИЛИЯ ВАСИЛЬЕВИЧА  ДОМОНТовича.
Автор  много времени тратит на архивные поиски,
посещает исторические места, связанные с историей
предков, что позволяет ей   глубоко «уходить» в древнюю
историю рода, дополняя свой архив историческим
материалом, что позволит  в дальнейшем создать
историческое эссе   «ДОМОНТЫ  в истории   России».
Предлагаемый  материал  любезно представлен для
публикации и в дальнейшем  войдет в одну из глав
будущего исторического эссе.
                                                              Предводитель  ЯДС     Л.И.Клепикова.

2007 год – 200 лет со дня рождения (1807 - 2007) Черниговского дворянина,
ПОЭТА, ВОИНА –
Василия Васильевича ДОМОНТовича.
Рядов дряхлеющий обломок
(И по несчастью, не один),
Князей старинных он потомок.
Существует несколько родов фамилии ДОМОНТОВИЧ. Василий Васильевич относится к Кудровским Домонтовичам.
. В годы учебы дружил с В.Г.Бенедиктовым.
Современник дворян - Святителя Игнатия Брянчанинова (1807-1867) и
А.С. Пушкина (1799-1837).
Летнее утро
(1827г. Домонтович В.В).
Все увлекает взор и слух;
На золотых Церквах Столицы –
Играет Феб. Проснулись птицы,
И здесь и там поет петух,
Приветствуя восход денницы;
Горит веселием мой дух.
Все мне открыто: с галереи,
Я вижу в блеске пред собой
Свод неба чистый, голубой,
Цветное поле и алеи;
Оттуда мне Зефир принес
Благоуханье свежих роз;
Я слышу жаворонка пенье,
Я весь в восторге, в упоенье,
Шлю благодарное моленье
Ко всемогущему Царю
К тебе Владыко всей вселенны,
Животворитель сокровенный,
Зиждитель благ – к тебе парю
Душою полной, умиленной.
Произведения В. В. Домонтовича разбросаны в разных изданиях, особенно в альманахах с 1825 г. в литературных прибавлениях к "Отечественным Запискам" Свиньина (1830 г., т. 44), и пр.
Послужной список Василия Васильевича ДОМОНТовича:
Родился в селе Кудровки, Сосницкого уезда, Черниговской губернии ?23.3? 1807 года.
Родовое имение в Черниговской губернии Сосницкого уезда с.Кудровка. Состоит в
не раздельном с братьями 150 душ крестьян.
Православного исповедования. Генерал-майор и поэт, происходил из дворян Черниговской губ.; родился в 1807 году; умер в 1868 г. По окончании курса в 1-м кадетском корпусе С/Пга, 26 июня 1826 г., начал службу прапорщиком в батарейной № 1 роте 10 артиллерийской бригады, в 1828 г. принимал участие в русско-турецкой войне: 27 мая в сражении при переправе через Дунай (описанной им в стихотворении: "Воспоминание переправы Дунайской"), затем — в блокаде Шумлы, при атаке укрепленного лагеря Куртена и, в осаде и взятии Варны. Впечатления войны молодой офицер описал в ряде стихотворений, которые в то же время говорят об угнетенном состоянии духа, в котором он находился вдали от родины... Окончилась турецкая война — и через два года Домонтович участвует в военных действиях против польских мятежников: 6 и 7 апреля 1831 г. — в сражении при м. Барагибе и в преследовании корпуса Дверницкого к австрийской границе, затем через Буг переходит границу Царства Польского, в пределах которого, впрочем, он оставался лишь до конца мая того же года и был награжден польским знаком "за военное достоинство" 4 степ. В чине поручика он занимал около трех лет должность бригадного квартирмейстера, затем произведен был в штабс-капитаны, в 1843 г. — переведен в 7-ю, а в 1847 г. — в Кавказскую артиллерийскую бригаду. В 1849 г. в составе Лезгинского отряда он принимал участие в военных действиях против кавказских горцев. В жизни Домонтовича это был бурный боевой год, который он начал в мае выступлением с отрядом из укр. Закаталы, совместно со своими двоюродными братьями – разжалованным в рядовые и сосланного под пули горцев Павлом Ильичём Домонтовичем и др. участвовал в делах и экспедициях до ноября, роспуска войск Лезгинского отряда. За отличие в сражении он награжден орденом св. Анны 3 ст. с бантом. В следующем году Василий Васильевич получил в командование батарею 21 артиллерийской бригады, еще через два года — чин подполковника за отличие по службе и в 1853 г. — назначение командиром горной № 4 батареи (впоследствии переименованной в № 6, а затем в облегченную № 10 батарею) той же бригады. В 1854 и 1855 гг. подполковник Домонтович продолжает участвовать в кавказской войне в составе Дагестанского отряда, с которым делит все труды и опасности боевой жизни; за этот период войны он награжден орденом св. Владимира 4 степ. с бантом. В 1857 г. за отличие в сражениях против горцев он произведен в полковники (со старшинством с 30 октября 1855 г.), а в 1859 г., состоя в главном Дагестанском отряде, под личным начальством генерал-фельдмаршала кн. Барятинского, участвует в блокаде и взятии приступом Гуниба и пленении Шамиля. За отличие в этом деле он награжден орденом св. Станислава 2 степ. с мечами. Прослужив более 35 лет, из коих около 15 лет на Кавказе в горячую пору его покорения, в феврале 1862 г. Домонтович был произведен в генерал-майоры с увольнением от службы, с мундиром и пенсией полного оклада.
*** *** ***
В его бытность в Малороссии с ужасом смотрели на того, кто собирался ехать на Кавказ. Смотрели на него как на покойника, говоря:
-Вин тилько до Капкая доиидит, там его и сцапает Черкес…..закинули петельку, вязали до коня и кинули у яму. Вин там и голод и холод тирпит бёдненький….
Говорили так не без основания. Российские Цари, зная чрезвычайно сложные условия проживание в закавказье, отправляла в те края, провинившихся, как на каторгу. В октябре 1850г. выслан на Кавказ троюродный брат В.В.Домонтовича – Черниговский дворянин Павел Ильич Домонтович, разжалованный в рядовые.
*** *** ***
Газета «Северная Пчелка», 2 сентября, 11 октября, 5 декабря 1855 г. поместила открытое письмо Бранта Л. - Домонтовичу В.В.
………22 года прошло со времени разлуки нашей….простите, что отвечаю на дорогое Ваше письмо спустя четыре месяца….ответ мой печатается как статья в газете….Напоминаю: В.В. Домонтович в 20-х и в начале 30-х годах писал очень милые стихи, печатавшиеся в журналах и альманахах, замеченные публикой и критикой. Это поэт, жаждавший в душе, новизны и перемены мест. В 1833 г. оставил Санкт – Петербург и с того времени замолкла его грациозная кочевая муза,…..и оно забыто среди нового поколения. Многочисленные совоспитаники его по кадетскому корпусу, которые его очень любили, уважали в нем дарование и благородство характера, вскоре потеряли его из виду, как поэта. Для них это радостное известие, что В.В. Домонтович жив и здоров, служит на Кавказе, в чине подполковника. Командир горной батареи в Дербентской губернии……
………..О! Позор взглянуть мне стыдно на питомца своего:
……………………………………………………………….
……….О Любимиц мой, воскресни, оцени мою любовь…………………….
Простите, далее цитирую ваше письмо: «Но, несмотря на нежные упреки музы моей я странствуя по скалам Кавказа со своими горными единорогами, или, в боевом шатре, сидя с товарищами за походным ломберным столиком, грубо прогоняю старую любовь МУЗУ»….
….Благородный наш боевой скиталец по диким скалам Кавказа. Вы ждете от нас столичных жителей новости?….Это мы ждём от Вас – Вы там действительно герой событий, которому мы почтительно удивляемся издали………….
Наш Санкт – Петербург великолепен, как сосредоточение умственной и общественной жизни великого народа Русского…..Иссакиевский, Благовещенский и другие соборы, золотые, как жар горящие……..Множество сооружений, одно другого превосходнее ………Там, где мы блуждали с Вами, прислушивавшись к шелесту ветвей……при безотчетных юношеских мечтаний…..кипит с мая по сентябрь шумная светская жизнь…Неисчислимое изобретение всяких выдумок, какие нам и не снились……К оркестрам присоединяются цыганские хоры. Казанские и малороссийские певцы….маги и силачи, лошадки и обезьяны…Подробности этих увеселений рассказывают нам фельетонисты.
Рядом с домом Державина, перед которым Вы снимали шляпу, в честь творца,……летом Немецкий клуб с немочками, говорящими вместо хотите – катите и собиравшими многочисленную публику на чистом воздухе, одурманенном сигаретами…..Как будто войны и нет…………………
Когда письмо долетит до Вас летний сезон сменится осенним….Опера, балет, балы, маскарады…….За изменениями в нравах столицы и изменениями в литературе и журналах…….Но об этом в следующим номере газеты.
Да хранит Вас небо в привычных Вам боевых опасностях и на дальних расстояниях да сопутствует Вам.
Л. Брамс, сельцо Каменник на берегу Мсты, 23 августа 1855 г.
…….Вы застали в 1837 г. тоненькие журналы …..и великих представителей ея,…. Жуковского, Крылова, Пушкина, который померк внезапно на половине блистательного пути. …..Журналы вы, впрочем, хорошо помните. Великий Пушкин и сам стал журналом. Пишу хронику журналов по памяти в деревни, журналы стареют вместе со своими основателями……Вскоре у нас не останется имен, над которыми не глумились бы критики…….До Гоголя и Лермонтова не было истинности народной и тонких мыслей. Одни: ха, ха, ха другие ах, ах, ах. Много имен в наших журналах, но не к лучшему…..Прочь не дающие внутреннего содержания. Опять принимаются за сказки с бесконечными приключениями во всех странах света и хитростью изложения……Остальное доскажу в последнем деревенском письме.
Сельцо Каменник, 26 августа 1855 г.
……….Так у нас появилось новое описание похода 1813 г……..вышел очередной том Истории России г. С.Соловьёва……………важнейшие события в войне отражается в литературе. …..Много стихов, газетных статей и брошюр с беспримерной борьбой…..нового нашествия на Россию разно племенников, спустя 40 лет после первого…
Походные записи храбрых и даровитых офицеров для правдивой истории…..Много толкуют о сочинении Григоровича….В очередном фельетоне с удивлением встретил свое имя, хотя 1,5 года не печатался. В декабре 1851 г. в «Сыне Отечества» напечатана моя статья……….Жду от вас повествования о Ваших Кавказских странствиях и БОЕВЫХ приключениях…….Стоит Вам захотеть и проза будет так же послушна, как некогда стихи……не позабытые вашими друзьями и знакомыми……
Петербургский журналист В.А.Бенедиктов, невольно вспоминает, как он захаживал к Вам, поверяя свои поэтические вдохновения. Он вспоминает о Вас с душевным участием, сожалея, что Вы изменили призванию, которое внушало друзьям Вашим непристрастные надежды…..Быть может - всё и сбудется: хоть поздно….нежели никогда. И не говорю Вам прощайте, если не очного, то литературного.
Сельцо Каменник, 5 сентября 1855 г. Л.Брамс.
Журнал «ЗУРНА», Тифлис, 1855 г. С.111
Ответ – сетовавшему, о долговременном молчании русской музы.
Не часто к нам приходит вдохновение
И краткий миг в душе оно горит.
Дельвиг.
Не требуйте от северных морей
Неутомимого, немолчного движенья,
Ни блеска вечного под заревом лучей,
Ни постоянного и звучного теченья….
Долго дремлет наше море,
Льдами кроетя оно;
На большом его просторе
Снеговое полотно
Растилается полгода,
И до срока, до весны, -
Ясный день и непогода
Чужды скрывшейся волны,
Но когда весна обнимет
Землю юной красотой –
Снежный саван море снимет,
И заблещет и поднимет
Пробужденный ропот свой.
Не требуйте от северных небес
Всегдашней ясности, без облака и бури;
Не требуйте, чтоб вечно без завес
Они сияли красотой лазури!
Долго вьюга затмевает
Солнца луч от снежных стран,
Долго, долго одевает
Небо русское туман;
И метель, сгущая тучи,
Края лик, померкший дня,-
Сыплет долго снег летучий
На заснувшие поля...
Но вернется день прекрасный
Новых сил, земли чудес,-
Скинет тьма, как сон ненастный,
И зажжется светоч ясный
В своде северных небес!
Не требуйте от северных лесов
Ни вечной прелести цветов без увяданья,
Ни вечной музыки трепещущих лесов,
Ни звучного ветвей под ветром колыханья...
Лес на севере, зимою,
Не кудряв и не пушист;
Разлетелся чередою
В нем с ветвей поблекший лист;
Клён и белая берёза
Осыпают свой убор;
Под ударами мороза
Гол и пуст угрюмый бор.
Звуков нет... В глубоком снеге
Вьюга корни занесла;
Молчаливо, в сонной неге,
Он продремлет на ночлеге
До весеннего тепла!
Не требуйте от Русскаго певца
Всегда готовой мысли раздраженной;
В нем не всегда найдете вы творца
За делом творчества, за песнью вдохновленной,-
Нет, как русская природа:
Море, небо и леса,
Дремлют нашего народа
Думы тайной чудеса;
Но пускай печать молчанья
Бард полуночи хранит:
Он в безмолвьи созерцанья
Много свежих сил таит;
И в дремоте полусонной
Не напрасно он затих, -
Нет, в душе его бездонной
Созерцает обновленный
В слово жизни вечный стих.
*** *** ***
Непосредственно пережитое: впечатление войны описано молодым Василием в стихе «Смерть воина» и в глубоко патриотическом стихотворение.
Воспоминания о переправе Дунайской
Шуми, волнуйся, о Дунай –
Свидетель незабвенной славы.
Шуми, и мне напоминай
Минуты страшной переправы.
То было ночью, в три часа
Еще как будто свищут ядра
Как будто вижу паруса
Всеразрушающей эскадры.
Подруга ветров и морей,
Она плывет, достигла цели
Достигла вражьих батарей
И жерла пушек заревели.
И смерть внезапно принесла
Опустошительные крылья
Хвала тебе, хвала, хвала
Победоносная флотилия.
И я был там среди громов
На бриге шумного Дуная
Сбивал орудия врагов
Перед очами НИКОЛАЯ.
Гроза ярилась.
Вкруг меня летели ядра и гранаты,
Но вспыхнуло светило дня
И побежали супостаты,
Шуми, волнуйся, о Дунай -
Свидетель незабвенной славы,
Шуми и мне напоминай
Минуты страшной переправы.
Уже плывут, в виду Царя
Сыны воинственной отваги
Плывут, несутся егеря
По синеве Дунайской влаги.
Уж грозное «Ура!» слилось
С победной дробью барабана
Свершилось - за Дунаем Русь
В пределах гордого султана.
И двинулись во след врагу
Неодолимые колонны
И на противном берегу
Шумят российские знамена.
Да царствует в моей главе
Воспоминания святые
Об этом дивном торжестве
Царя и воинства России.
Шуми, волнуйся, о Дунай -
Свидетель незабвенной славы,
Шуми и мне напоминай
Минуты страшной переправы.
* *
СМЕРТЬ ВОИНА
Под бранной упряжью орудий,
Склонив главы, натужа груди,
Уныло кони в бой идут;
Почуя гибель, тяжко дышут
Их ноздри пламенем не пышут,
Их зубы удил не грызут.
Как гробовые колесницы
Стучат лафета; вьётся пыль;
И будто факел у гробницы
Курится тлеющий фитиль.
И всё напоминает тризну
Плачевную; смущен и тот
Кто жаждет смерти за отчизну,
Наш юный, храбрый патриот!..
О чем тоскует он?, Быть может
Воспоминание тревожит
Младую грудь…и на лице
Как облако на небе ясном,
Проходит дума об отце,
О друге девственно – прекрасном,
О родине….Иль может быть
Он сетует осиротелый
Что некому в России целой
Его безродного любить;
Что некому оплакать будет
Его потчующей главы,
Что смерть героя не пробудит
Струн утешительной молвы…
Не сетуй, громовержец юный!
Как ты, отечество любя,
Товарищи готовят струны,
Готовят слёзы для тебя!
Настала битва роковая,
Потеха северных полков,
Вдали, как туча громовая,
Чернеет конница врагов;
Из тучи молнии сверкнули
И глухо заревел Перун
Уж градом сыплется чугун,
Дождём свинцовым брызжут пули..
Вперёд, отважные полки!
Вперёд, могучая бригада!..
Уже рассыпались стрелки,
Уж загремела канонада;
Уже об Русское каре
Как шумный вал о грудь фрегата,
Разбилась туча супостата,
И вспять отхлынув по горе,
Бросает издали перуны…
Но где наш громовержец юный?
О славный час! О чудный вид!
Один на высоте Балканской
Гремит наш юный Леонид,
Наследник доблести Спартанской!
Смотрите над его главой
Уж гибель крылья распахнула;
Уж, вьются варвары змеёй,
Вкруг огнедышущаго дула;
Товарищ – конь его исчез
Подруга бранная замолкла..
А он над ней, как Ахиллес
Над трупом мёртвого Патрокла,
В могучей блещет красоте!
Га! Падает…но верной грудью
Приник он к мертвому орудью
Как пригвождёный на кресте!..
(Под Шумлой.)
Василий Васильевич Домонтович ( 20-ти лет, 1828 г)
*** *** ***
Горячо любя свою родину - Малороссию и Россию, умер в г. Тифлисе (столица Грузии). Холостым 12 /24. 10. 1868 г.
Его стихи:
Ох, ты служба наша нужная
Сторона Грузинская.
Надоела ты нам служба, надоскучила
Добрых коней позамучила.
Ох, ты, шельма, злодеюшка, грузинская сторона,
Без ветра и без вихря изсушила молодца…
Одна Россия наполняет
Все думы сердца моего
Оно грустит, оно страдает
Вдали предела своего.
Газета «Кавказ» № 120 (выходящая в Тифлисе), в воскесенье, 13/25 октября 1868 года, на первой странице, в утолщенной черной рамке поместила объявление:
Григорий Ильич Домонтович, с душевным прискорбием извещая о кончине своего двоюродного брата, отставного артиллерии генерал-майора Василия Василевича Домонтовича,
покорнейше просит знакомых его пожаловать к 8 ½ ч., в понедельник 14 октября – на вынос тела покойного в Корпусную церковь.
Газета «Кавказ» № 121, среда 16/28 октября 1868 :
Объявление в прошлом № сообщило нам печальную весть о последившей кончине нашего известного кавказского военного поэта Василия Васильевича Домонтовича. Умер он неожиданно от удара. Третьего дня происходили его похороны. Огромное число генералов и военных, явившихся на его проводы, войско, пришедшее отдать ему последнею почесть и громадная толпа народа – свидетельствует о том сочувствии и любви, которой пользовался Василий Васильевич во всем военном кавказском обществе.
Василий Васильевич Домонтович родился в Черниговской губернии, Сосницкого уезда, деревни Кудровки. Воспитывался в 1 Кадетском корпусе. Поступил на службу в артиллерию на 19 году, в 1826 году. Участвовал в турецкой компании 1828 г. при переправе через Дунай, под Шумлой и Варной. Был в польской компании 1831 г. Участник всех битв с горцами на лезгинской линии в 1849 г. Боевой год был в Дагестане 1855 г. Невозможно перечислить то множество стычек, где он участвовал. Участник взятия Гуниба в 1859 г.
25 ноября 1860 г. он был произведен в генерал - майоры.
При такой разнообразной судьбе и переезда из края в край Василия Васильевича Домонтовича никогда не покидала боевая муза. Участвуя в битвах, стихи писал зачастую экспромтом. Бесчисленные списки стихов ходили по рукам на разные случаи жизни в закавказье. Грациозные очерки описания разных местностей «Цинондали» и великое множество юмористических описаний разных случаев из военной жизни «Поездка в Михалке», «Письмо при посылке лошадей» и пр. Произведений своих никогда не издавал. Они рассеяны у друзей и знакомых. Нам всем было бы приятно, если бы сочинения его были собраны и изданы отдельной книгой. Василий Васильевич уже в этом привлекал к себе общее внимание. Это был последний тип наших Денис Давыдовых и других военных певцов.
*** *** ***
Стихи (малая часть) ВАСИЛИЯ Васильевича ДОМОНТовича .
Дворянские корни в Русской поэзии XIX века.
Романс В.В. Домонтовича «Ты не пой, душа – девица» А.Е.Варламов.
Исполняется и в наши дни.
На романс В.В. Домонтовича «Ты не пой, душа – девица» А.Е.Варламов написал музыку для Полины Виардо.
Стихи В.В. Домонтовича разбросаны в разных изданиях. Впечатления войны описаны, с характерным примечанием: Для себя, к печати не предназначаются.
К станку скорей, сейчас отходит почта
Тебе должна сказать я вот что -
Не переписаны для Родины листы,
Разбросаны без связи, без порядка,
Исписаны на десяти клочках,
Валяются во всех углах,
Как рюмки в кабаках.
Ох, ты худую взял повадку.
Не перебеливай, скорей,
На почте уж готовят лошадей.
Ах, сейчас, позвал один листочек.
Милая, мне только дописать,
Поставить несколько и запятых и точек.
Мне долго ли переписать!
Теперь же мысль в душе моей родилась,
В нее душа моя влюбилась,
Хочу отчет друзьям моим отдать.
Когда восторг к Вам изливаешь
С недосягаемых высот
И на челе холодный пот
И жар священный проступает -
Припомните, на краткий срок
Дается нам сие мгновенье,
Ах, переписывать толпу или листок
Граничишь с областью мучения.
1830 г. С-Петербург
Письмо к дяде (Капитану Ильи )
(В село Кудровку, Сосницкого уезда, Черниговской губернии)
Картина первая.
Племянник Ваш неблагодарный
Давно откланялся родным
И не писал до самой Варны
Ни слова, ни полстрочки им.
Он и хладнокровный
Полгода в Турции влача
Теперь опомнился виновный,
Упрек от милых получил,
Проснулась дремлющая совесть
К сестре на письма ей писал
И к матушке, им рассказал
Сию воинственную повесть
Что я терпел, и что я видал.
Но виноват я перед вами,
У вас прощения прошу
За то, не прозой, а стихами
Я к вам послание пишу.
Вы счастливы в стране родимой,
В стране природою любимой
Среди друзей, среди родных,
Средь обожателей своих.
А я по Турции проклятой
Скитаюсь, думаю, когда-то
Когда переселюсь в малороссийские края.
В твердыне прежде знаменитой,
Но ныне бомбами разбитой,
И взятой русскими давно
Мне зимовать осуждено.
Один брожу в тоске и горе
Уплыл подобно сентябрю.
И на бушующее море
С крутого берега смотрю.
Великолепная картина –
Клубятся волны, порт Эфпсина,
И пена плещется вдали,
В Одессу мчатся корабли.
Картина вторая:
Так вот, та бурная стихия,
В которой, Пушкин написал
Октавы громкие, живые
Стихи, достойные похвал.
Но чувства у меня иные –
Земли родной не разлюбя,
Не испытав земного горя,
Я не верил бы себя.
Волнам неистового моря.
Нет, я не крою в голове
Подобно пылкому поэту
Желанья странствовать по свету
По грозной мрачной синеве.
Но для меня сей шум отраден,
Я броситься готов в ладью,
Тоска грызет меня
И жаден - увидеть Родину мою.
Сей ропот волн волшебной силой
Меня влечет к Отчизне милой
Где я блаженства чашу пил.
Но не к гробнице той унылой
Где бич Европой опочил.
Одна Россия наполняет
Все думы сердца моего.
Оно тоскует и страдает
Вдали предела своего.
Наскучил край опустошенный,
Поля враждебные войны.
Дождусь ли я благословенной
Отрадной сердцу тишины.
***
ГЕРОЯМ ЭРИВАНИ
НЕ туман из-за моря
Тучей поднялся-
Не туман, не дождичик,
Нет орёл взвился…
Белый, как лебёдушко,
Зоркий, как сокол-
Он полки российские
В Персию привёл
Первым подвернулся нам
Сам Аббас-Мирза;
Мы мирзе с мирзянами
Плюнули в глаза.
И в глаза им плюхнувши
Громовым огнём
К Эриванской крепости
Шли минуту с днём.
А пришедши начали
Видя вражью мочь,
Шанцы, батареюшки
Строить день и ночь.
А построив, в нехристя
Прежде чем палить,
Пушечки, мортирочки
Стали наводить.
А потом ребятушки,
Как пришла пора:
Крикнули по нашему
Русское «УРА!»
Крикнули, ударили,
Понеслись на брань-
И в секунду с четвертью
Взяли Эривань.
Граф наш Иван Федорович-
Наша голова-
Тотчас в ней отпраздновал
Праздник Покрова.
А Мирзе-Мирзовичу
Снова дав трезвон
Царство басурманское
Захватил в полон.
***
Соловей
Среди весны, когда апрель
Оканчивал свое теченье
Я слышал ангельское пенье
И слышу, кажется, теперь.
О, незабвенные минуты,
Волшебный вечер.
Молча я, сидел у мирного приюта
И вдруг услышал соловья.
Певец любви, певец отрадный
В саду на ясене прохладном
Журчал и щелкал и свистел
Я от восторга трепетал
И чувствовал волненье духа
Высоко поднималась грудь.
Ах, донесется ли до слуха
Подобный гимн когда-нибудь.
***
РОМАНС - «Я счастлив, коль с тобой бываю»
в 1828 году признан лучшим романсом года – это во времена А.С.Пушкина -
Я счастлив, коль с тобой бываю;
Ты улыбаешься, как Май,-
В твоих глазах я вижу рай:
Смотри на них, и я вздыхаю;
Я счастлив, коль с тобой бываю.
Твой поцелуй….прелестный дар!
Когда краснея, ты лобзаешь:
О Лила, Лила! Ты не знаешь,-
Какой в груди питаю жар!
Твой поцелуй….прелестный дар!
Сколь тягостна с тобой разлука!
Не зря пленительной красы,
Считаю скорбные часы,
Лежит на сердце злая мука!
Сколь тягостна с тобой разлука!
***
В альбом
Как часто, в горести глубокой,
Полуночи, в священный час,
Сижу я, грустный, одинокий,
Пишу и думаю о Вас!
Средь тишины уединенья,
Сбираю в памяти моей,
Давно прошедшие мгновенья,
И в лампе предо мной, елей
Светильня с жадностью вбирает,
И ярче, ярче всё горит;
Лишь скромный стих мой не пылает,
Высоким слогом не парит:
Кто милой сердцу, цену знает
Тот малым много говорит!.
***
Роза
Все любуются тобою,
Роза! роза! Ты мила!
Как Царица красотою
Ты в саду моем цвела!
Для чего же, дорогая,
Здесь под тенью ты цветешь?
Неужели, отцветая,
Ты безвестно пропадешь?
Слышу роза, глас отрадный,
Глас твой нежный в тишине;
Лобызая Зефир хладный,
Ты склонилася ко мне.
«Подари меня, любезный!
Ты мне шепчешь, милый цвет:
На груди ея прелестной
Пусть краса моя минет»
Роза, роза не напрасно
Ты к себе меня зовёшь
Ты у сердца у прекрасной
С новым сердцем расцветешь.
***
Романс
Уныло бродит взор вокруг
Все тихо, все осиротело;
Тебе здесь нет мой милый друг
С тобой и счастье улетело.
Уныло бродит взор вокруг.
Ах, медленно часы идут
В разлуке Ангел мой с тобою
И не приметно, как влекут
И жизнь и радости с тобою
Ах, медленно часы идут.
Слезами, окропляя грудь,
От вздохов сердце замирает,
Лишь верен, милый мой пребудь,
Твой друг в надежде засыпает
Слезами, окропляя грудь.
Песня
Желая быть всегда с тобою
Другого счастья я не знаю;
Где ты там радость и покой
Где нет тебя – там я скучаю.
Я не могу с желаньем сим
Ни на минуту разлучится
Я утишаюсь им одним,
Им только жизнь во мне хранится.
Едва расстанусь я со сном,
Денницы свет предупреждая,
Мечтаю о тебе одном
Томлюсь свиданья ожидая.
Как к гробу, к ложу моему
Я в час ночной бреду с тоскою
И равнодушна ко всему
К тебе, мой друг, стремлюсь душою.
Напрасно милые черты
В глубоком сне забыть стараюсь
Всегда являешься ты мне,
Всегда тобой я удивляюсь.
И каждый звук из уст твоих
Несет мне новое блаженство
В тебе мой друг, для глаз моих
И недостатки совершенства.
Невольно я должна таить
Ту страсть, которую пылаю,
И чтоб тебе не огорчить
Сказать люблю я не желаю.
Звезда
Прощаясь с родимой, отрадной страной,
На небе я видел звезду золотую;
Дианы прекрасной подругу младую;
Играла, сияла в тиши голубой.
Она мне и долгий и тягостный путь,
Сияя в эфире, всегда озаряла
И блеском сребристым отраду вливала,
В мою безмятежну и юную грудь.
И вот на чужбине я жил без привета
Унылый и хладный покоя не зная;
Лишь вечером тихим звезда догорая,
Одна проливала мне радостный свет.
Ни облако неба, ни блеск от подруг,
Жилище эфира ни что не скрывало:
Светла и прекрасна, как прежде бывало,
Играла, сияла,…..угаснула вдруг.
С тех пор одинокий в полях я брожу,
И занят драгою мечтою о милой,
Лишь вечер наступит – грущу и унылый
Я с тайной тоскою на небо гляжу.
***
Увяли розы наслажденья,
Душевный рушился покой,
Где Вы приятны восхищенья?
Все заменилося тоской.
И Вы недолго погостили –
Любви, восторги и мечты! –
Печали сердце посетили
С томленьем мрачной пустоты.
С душой унылой, одинокой,
Среди толпы людей брожу
И будто сквозь туман глубокий
На всё минувшее гляжу.
Что было, то невозвратимо,
Опять меня не посетит; -
И сердце бедное уныло,
На сердце радостей не зрит.
Все время унесло с собою
Мечтам и счастию конец! –
Лишен блаженства и покою,
Ношу страдальческий венец!
***
Где ты звездочка?
Где ты ясная?
Иль зашмилася
Тучей мрачною?
Где ты девица?
Где ты красная?
Иль покинула друга милого?
И я с горести,
С лютой тоски
Пойду в поле,
Поле чистое;
Не увижу ли
Ясной звездочки?
Я не встречу ли
Красной девицы?
Туча черная
Скрыла звездочку
Земля хладная
Взяла девицу…….
***
Мне не с кем, ах, не с кем, тоску разделить!
Мне не к кому выплакать душу;
Мне не с кем, ах, не с кем любви разделить!
Мне не к кому выплакать сердце.
Как ушлый челнок среди бурь океана
Средь грозных, кипучих валов;
Так жизнь без привета, так жизнь без желаний
Моя протечет средь людей.
К кому обращуся, ах, где же найду я
И сладкого счастья покой,
И в счастье, в отраде – привета живого
И в горе угасшей слезы?
Любовь обманула и дружба исчезла,
Надежда увяла средь роз.
Лишь горе со мною, а счастье далече,
А слезы струею текут.
О слезы, о слезы! Отрадные слезы;
Вы сладки и тягостны мне,
Вы лейтесь и лейтесь, живите со мною,
Меня проводите во гроб.
Мне не с кем, ах, не с кем тоску разделить!
Мне не к кому выплакать душу;
Мне не с кем, ах, не с кем любви разделить!
Мне не к кому выплакать сердце
Всем было бы приятно, если бы сочинения его были собраны и изданы отдельной книгой.  
Написано Евгенией Георгиевной, рожденной Домонтович. 
Проживший с 1939 -1959 гг. в столице Грузии г. Тбилиси. 
В Тбилиси погребен Черниговский дворянин Василий Васильевич Домонтович.
Там-же на Навтлугском госпитальном кладбище погребён наш прадед Павел Ильич ум. 2/15 ноября 1885   троюродный брат Василия Васильевича.
На Кукийском кладбище в г. Тбилиси лежат: 
наш родной дедушка Михаил Павлович Домонтович со своей женой, нашей родной бабушкой Марией Давидовной Домонтович (ур. Безрукова). Их дочь  - 18 летняя Надежда-(родная сестра нашего отца Георгия, убитая комиссаром Сашкой) и множество др.сродников.

Комментариев нет:

Отправить комментарий