Поиск по этому блогу

среда, 25 июня 2014 г.

СВЯТОЙ ЕЛИСЕЙ - ВОЙШЕЛК (Давид) в постриге: Лавраш, Лаврымонт, Василий, Елисей - брат святого ДОВМОНТА (Тимофея) псковского.




В ПАМЯТЬ СЕМЬСОТ ПЯТИДЕСЯТИЛЕТИЮ НАЧАЛА КНЯЖЕНИЯ ВОЙШЕЛГА.


1264 – 2014

Нет ничего сокровенного, что не открылось бы,
и тайного, чего не узнали бы.
Посему, что вы сказали в темноте, то услышится во свете;
и что говорили на ухо внутри дома, то будет провозглашено на кровлях
                                                                                                              (Лк. 12 3-4)

Согласно исследованием автора
ЯРЧАЙШИЕ ФИГУРЫ РУССКОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
СВЯТЫЕ БРАТЬЯ: ВОЙШЕЛГ (Давид, в последнем постриге Елисей) -день памяти 5 ноября и ДОВМОНТ (Тимофей) - день памяти 2 июня
НЕЗАСЛУЖЕННО ЗАБЫТЫ В ИСТОРИИ РОССИИ.

Специальных исследований о Довмонте и Войшелге нет, однако жития, повести, хроники XIII века пестрят их именами. 
Войшелк (Войшвилк, Воишелг, по-литовски Vaišvilkas, Vaišelga) был сыном Миндовга, правившего в Литве с 30-х годов ХШ в. Согласно генеалогической таблице Т. Нарбутта, основанной, по его словам, на фрагментах рукописи Августа Ротунда (виленского историка Литвы XVI в.), Войшелк родился в 1223 г.

                                       РОССИЙСКАЯ ИСТОРИЯ ПОЛНА ВЫМЫСЛОВ. 
Дабы отделить зёрна от плевел необходимо вернуться к первоисточникам.

                ВОЙШЕЛК род.1223[1]) и   ДОВМОНТ  род.1227[2])  БРАТЬЯ
Подтверждением служат:
   1. Житие и жизнь святого великого князя ДОВМОНТА (Тимофея), написанное в начале XIV века, по рассказам современников ВОЙШЕЛГА называет старшим  братом князя ДОВМОНТА и сыновьями князя МИНДОВГА.....  
   Много времени минуло. Попущением Божиим, за грехи наши, собирают немцы большое войско и стремительно к городу подходят, как звери рыкающие. Ограды монастырей сжигают и многих немилосердно убивают.
 Тогда же был убит ПРЕПОДОБНЫЙ ИОСАФ ИЗ МОНАСТЫРЯ СВЯТОЙ ГОРЫ, и Василий, игумен Мирожского монастыря, и Иосиф пресвитер. Тесным и скорбным путем живя на земле, приняв мученическую кончину и бесконечное получили блаженство. Также множество убито было женщин и детей.[3].

2 .. .оОдин из списков «древней службы ДОВМОНТУ», написанный в XVI векеДОВМОНТ.….от старейшего брата Войшелга на Святой горе иночествующего…уверовал…оставил отеческое безбожие…и прииде в Псков…[4]

3..   Повесть о начале Псково-Печорского монастыря « В XIII веке был Великим князем в Литве Миндовг, собиратель земли Литовской …имевший двух сыновей: Войшелка и Довмонта,  первым подвигом Довмонта был поход на Литву, современный мести Войшелга над убийцами Миндовга, предпринятый в помощь своему брату  [5]»

4 ..   «Хроника литовская и жмойтская», «Хроника Быховца» называют Войшелега братом блгв. кн. Довмонта. В XVI в. рус. родословные документы называют Войшелега братом блгв. кн. Довмонта.

5.    В Воскресенской летописи сыновьями князя Миндовга (создателя Литовского государства) называются сыновья: старший Войшелег, младший Довмонт.
Родословная написана в начале 30-х гг. XVI в. Москве и вошла в Воскресенскую летопись и в Государев родословец Литовских князей.

6.      В книге «Екатерина II. РОССИЙСКАЯ ИСТОРИЯ». Москва. 2008. 
С.619, 620…По убиении князя великого Литовского Миндовга,  свояка князя Ярослава Владимировича Новоторжского, осталось от супруги его княжны Тверской, два сына: князь Вышленг да князь Домант. Князь Вышленг научен быв от матери своей вере православной греческой; при жизни родителей своих, оставив отца, матерь и княжение, иде в Синайскую гору, где крестился и наречён бысть Василий, и пострижеся; пребыв тамо десять лет, возвратился в землю свою; отец же Вышленга, князь великий Миндовг и сродники много его уговаривали, дабы оставил иноческое житиё; он же не послушал их, но шед созда  себе монастырь в Пинске и жил тамо.

По убиении князя великого Литовского Миндовга, второй сын его Домант, прибеже во Псков, где принял веру греко-российскую в соборной церкви Святой Троицы и наречён Тимофеем и восприемником был Святослав, от роду князей Смоленских. Псковитяне видя что князь Домант добр и зело храбр, по отъезде князя Святослава изо Пскова в Смоленск, оставили князя Доманта у себя на княжении. Домант прииде в 1266 году со псковичи в силе великой тридесятитысячной, брату своему Вышелгу помогая на Литву».


                        РОДОСЛОВНАЯ МИНДОВГА
 Согласно исследований автора Родословная Миндовга  и его сынов: Войшелега и Довмонта ведет происхождение от полоцкого князя Ростислава Рогволодовича, т. е. от Рюриковичей, сыновья которого Давил и Мовколд были приглашены княжить в Литву. 

                            ВОЙШЕЛГ - СВЯТОЙ ЕЛИСЕЙ

Войшелг за свои заслуги перед православием был кананизирован, как святой…недаром его портрет помещён на Лавришевском  Евангелие [6]..
Кананизирование Елисея  произошло на  Виленском соборе 1514 года, при Киевском митрополите Иосифе Солтане. См. http://drevo-info.ru/articles/17701.html

                      СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Подтверждают:
Сын князя Миндовга - князь В О Й Ш Е Л К, в крещении Давид в постригах: Лавраш-Лаврымонт, Василий, в последнем постриге Войшелг принял имя Е Л И С Е Й.
Профессор Д. П. ОГИЦКИЙ (Москва)
 «В труде по генеалогии литовских князей Августа Ротунда, Войшелк (1246 г.) в 23 года принял монашеский постриг.
Все дальнейшее поведение Войшелка говорит о том, что православие принято им по внутреннему влечению. При всей своей первобытности Войшелк предстает пред нами как натура цельная, глубокая и по-своему сложная. Из всего видно, что его поступками руководило нечто более высокое, чем стремление во что бы то ни стало укрепить свою власть.
Из дальнейшего мы увидим, какое влияние на эти судьбы стремился оказывать и оказывал в меру своих сил и возможностей этот православный монах, всю жизнь стремившийся к сближению Литвы с Русью. 

О Войшелке и его отце Миндовге, заслуживает упоминания хроника Быховца, названная так по фамилии помещика, в библиотеке которого была обнаружена рукопись. Составление хроники относят к середине XVI в.
В “Кройники Литовской и Жмойтской”, так же как в хронике Быховца, православие сочетается с литовским патриотизмом.
Войшелку “Кройника” отводит не меньше места, чем Миндовгу, несмотря на то, что Войшелк был великим князем Литвы всего три года, а Миндовг — более двадцати пяти лет.
М. Стрыйковскому мы обязаны рядом ценных сведений о Войшелке, о той популярности, которой он пользовался у литовцев, о восторженных проявлениях их привязанности к своему сородичу и даже о его благочестии.

Католицизация Литвы при Миндовге подвигалась медленно, не захватывая совсем ни соседней, оппозиционно настроенной Жемайтии, ни Черной Руси, где правил в это время, как утверждает В. Т. Пашуто, православный Войшелк. Все, что мы знаем о рано проявившихся восточных симпатиях Войшелка, о его большой независимости в принятии решений, определявших его жизненный путь, заставляет нас думать, что Миндовг, если бы и хотел, едва ли смог бы принудить Войшелка принять римский католицизм.
Для русских летописцев Войшелк — это избранный Богом “поборник по правой вере”, и только. Польские хронисты, предшествующие Стрыйковскому (Я. Длугош, М. Меховита, М. Кромер), знают литовского князя Войшелка тоже как “русского” (читай — “православного”) монаха (monachus Russiae, czernec ruski) и ничего не говорят о его римско-католическом крещении.
Несмотря на то, что дружба Литвы с Галицко-Волынским княжеством отнюдь не была чем-то устойчивым и постоянным, несмотря на недоброжелательство к самому Войшелку, проявлявшееся не раз со стороны Даниила Романовича и некоторых других галицких князей, особенно Льва Даниловича, несмотря на то, что Войшелк всегда действовал как патриот Литвы, готовый идти на конфронтацию с теми же галицкими князьями, когда этого требовали интересы его страны,— он всегда, всю жизнь, как увидим из дальнейшего, стремился к укреплению литовско-русской дружбы, принося ей в жертву свои личные интересы. Спрашивается: ради чего, во имя каких высоких целей? Зная религиозную и политическую ориентацию Войшелка, мы имеем основание думать, что им руководила идея создания прочного Литовско-Галицкого государственного объединения в качестве мощного заслона против всех видов агрессии с Запада. Немалая роль в этих планах должна была отводиться Православию. И если это так, нельзя не признать большой политической дальновидности Миндовгова сына.

Можно думать, что не без влияния Войшелка и сам Миндовг пошел впоследствии на заключение союзного договора с Александром Невским (1262 г.). Т. Нарбутт полагает, что в сношениях с этим русским князем посредничал племянник Миндовга — Товтивил из Витебска, человек особо близкий Войшелку. Ему, по словам “Кройники Литовской и Жмойтской”, Войшелк хотел отдать “все право свое прирожоное, яко христианину и брату сполне веры русской”. 
Летописи не говорят, какое имя получил Войшелк при принятии христианства и какое имя ему было дано при пострижении. В литовских летописных материалах, произвольно поставленных в связь с легендарной родословной литовских князей, имеется рассказ об одном из представителей этой родословной — княжиче Ремонте, во многом напоминающий историю Войшелка. Согласно этому рассказу, Ремонт, сын литовского князя Тройдена, подростком был направлен отцом к галицкому князю Льву Мстиславовичу для изучения русского языка. Там он принял крещение и “русское” имя Василий, а затем и монашество с именем Лаврыш. Вернувшись в Литву, он построил себе монастырь над Неманом в окрестностях Новогородка, известный потом как “Лаврышев монастырь”. Узнав о трагической гибели отца, Римонт-Лаврыш покинул свой монастырь и, “ополчившися с полки своими”, разгромил войско князя-убийцы, но сам княжить в Литве не стал, а вернулся в монастырь. 

Ремонт — лицо не историческое. Никогда также не существовал галицкий князь Лев Мстиславович. Но очевидное сходство этого рассказа о Ремонте с тем, что мы знаем о Войшелке, заставляет нас видеть в Ремонте летописного двойника Войшелка и в подробностях рассказа находить нечто, отражающее действительные факты, относящиеся к Войшелку. Поэтому у нас есть основание для предположения, что Войшелк получил имя Василий (это прямо утверждает В. Н. Татищев), а при пострижении наречен Лавром или Лаврентием. После трехлетнего пребывания в Полонинском монастыре Войшелк, по благословению своего духовного отца, того же Григория, предпринимает паломническое путешествие на Святую Гору. Стрыйковский, основываясь, по всей вероятности, на том же “стародавнем летописце литовском”, добавляет: “и в Царьград”. Святая Гора — это, конечно, Афон, на протяжении многих столетий главное средоточие православного монашества. Из-за трудностей пути Войшелк не достиг цели своего путешествия. Из Болгарии ему пришлось возвращаться на Русь. Но уже самый тот факт, что новообращенный литовский князь предпринял очень нелегкое по тому времени путешествие в центры православной церковной и монашеской жизни, говорит немало о его отношении к новоизбранному пути жизни. 
“Воишелкь же не може доити до Святеи Горе (дойти Святыя Горы), зане мятежь бысть велик тогда в тех землях. И приде опять в Новъгородок и учини собе монастырь на реце на Немне межи Литвою и Новымъгородъком и ту живяше. Отец же его Миндовг укаривашеться ему (укариваше его) по его житью”. Можно ли уточнить местоположение этого монастыря? Общий ориентир дает нам Ипатьевская летопись: на реке Немане, в районе Новогородка, в сторону Литвы. Но она не дает нам названия монастыря, которое позволило бы нам поставить точку на карте. Это понятно. О Войшелке писал галицко-волынский летописец всего 25 — 30 лет после его смерти, пользуясь литовскими записями, сделанными еще раньше. К тому времени новый монастырь мог еще и не иметь широко известного названия. Выше было высказано предположение, что рассказ о Ремонте Тройденовиче, принявшем монашеский постриг с именем Лаврыша и основавшем Лаврышев монастырь, — не что иное, как отражение в легенде того, что в действительности имело место с Войшелком. Если это так, то монастырь, основанный Войшелком, — это Лаврышев (Лавришев) монастырь. Как выглядит это предположение в свете летописных и других материалов? 

Литовско-русские летописи, незнакомые с Ипатьевской летописью и очень мало знающие достоверного из истории догедиминовской Литвы, почти ничего не знают о Войшелке и находятся в плену у легендарной генеалогии литовских князей. (Имеем в виду рукописи, представленные в 35-м томе “Полного собрания русских летописей”.) Зато они хорошо знают о существовании на Немане Лаврышева монастыря и смутно кое-что об основании его сыном литовского князя, отказавшимся от княжения и ставшим православным монахом, а потом предпринявшим поход против убийц своего отца. Не зная решительно ничего о Миндовге, они приписывают всё это сыну князя Тройдена — Ремонту из той же легендарной генеалогии. Рукописи — Быховца, “Кройники” и хроника М. Стрыйковского — знают и легенду, и историю. Не делая никакой попытки согласовать одно с другим или исправить одно в свете другого и относясь с одинаковым доверием к тому и другому, они вслед за историей Войшелка, изложенной в соответствии с Ипатьевской летописью, помещают очень похожий на эту историю легендарный рассказ о Ремонте. 

В результате получается, что Войшелк “збудовал” на Немане, в районе Новогородка, монастырь, не названный по имени, а Римонт в свою очередь, спустя некоторое время, то ли тоже “збудовал” (хроника Быховца) на том же Немане, в районе того же Новогородка, монастырь, известный под именем Лаврышева, то ли только “мешкал” (“Кройника”) в этом Лаврышевом монастыре, который в этих хрониках не идентифицируется (по крайней мере, ясно не идентифицируется) с монастырем Войшелка. Надо заметить, что обращение литовского княжича в Православие и устроение им монастыря на Немане — это повторяющийся в литовских летописных сказаниях…
Нечто новое в освещение вопроса об основании Лаврышева монастыря внесла версия, представленная в одном из трудов Альберта Кояловича, иезуита, профессора Виленского университета XVII в., основанная на бывшем в его распоряжении славянском Житии преподобного Елисея Лавришевского. Согласно этой версии, основателем Лаврышева монастыря был этот святой (живший в ХШ в. и канонизованный при митрополите Иосифе Солтане в 1514 г.).

Решительным защитником версии об основании Лаврышева монастыря преподобным Елисеем заявил себя в XVIII в. базилианин Игнатий Стебельский. Основываясь на хронологических выкладках, он утверждает, что сын Тройдена Римонт-Лаврыш никак не мог быть основателем этого монастыря, так как в то время, когда монастырь строился (по И. Стебельскому, это происходило в 1255 — 1259 гг.), он был еще ребенком.
И. Стебельский устанавливает прямую связь Войшелка с начальной историей Лаврышева монастыря. И если он прямо не называет Войшелка его основателем, то, можно думать, лишь из нежелания умалять значение всего того, что во славу преподобного Елисея написано было в его Житии. 

Не все шло в соответствии с планами Войшелга. Очень быть может, что сменить монастырь старца Григория в Полонине на новую обитель на берегах Немана побудило Войшелка очередное ухудшение взаимоотношений между Галицкой Русью и Литвой. Из летописей известно о кровопролитном столкновении между литовцами и галичанами во время совместного похода на татар под Возвягль.
Все вышеизложенное дает нам основание думать, что Лаврышев монастырь, якобы основанный Римонтом-Лаврышем, и есть тот самый монастырь, который основал Войшелк, в монашестве Лаврыш (Лавр или Лаврентий).
Лаврышев монастырь в течение нескольких столетий играл заметную роль в жизни Православной Церкви на западнорусских землях.
У М. Стрыйковского высказывания по этому предмету представителей коренной Литвы даются в более полном, проникнутом чувством литовской национальной гордости, изложении. (Не забудем, что за М. Стрыйковским стоит “стародавний летописец литовский”.) В результате снаряжается посольство “зацных и великих панов” в Пинск. Войшелк отказывается, ссылаясь на свое монашеское звание. Литовские паны высылают в Пинск новое посольство, и Войшелк уступает. “И так великими прозбами от подданных будучи змякчоным, выехал з монастыря Пинского до Новгородка, а потом з новгорожаны в княжом почте (свите) до Кернова, где его вси панове, бояре и все посполство з великим веселем и радостию, “ладо”, “ладо” взываючи, вдячне (благодарно) его приняли и на столицы Великого князства Литовского, Жомойтского, Новгородского, Полоцкого и Курляндского посадили з звыклыми (обычными) церемониями и з мечем, в шате (одеянии) и шапце княжой поднесли, веншуючи и зычачи (желая) ему щасливого панованя в долгие веки”. 

Нельзя, конечно, поручиться за то, что вышеприведенный красочный рассказ с фотографической точностью передает все обстоятельства, связанные с началом великого княжения Войшелка, но он представляет несомненную ценность как свидетельство большой симпатии, коей был окружен образ Войшелка в преданиях литовского народа. О радостном приеме, оказанном Войшелку в Литве, с неменьшей определенностью, как мы видели, говорит в последней части Ипатьевской летописи его младший современник — галицко-волынский летописец. 

Великим князем литовским Войшелк был с 1264 по 1267 г. Власть его признавали над собой и русские князья, зависимые от Литвы,— полоцкий и витебский.
Православный монах, Войшелк не мог не заботиться об утверждении и распространении Православия в Литве. К сожалению, мы знаем мало конкретного о его деятельности в этом направлении в течение его трехлетнего пребывания на великокняжеском престоле. Польский историк Литвы С. Зайончковский лишь в общих словах отмечает усердие Войшелка в распространении христианства в это время. Нечто более конкретное на эту тему пытается сказать Т. Нарбутт, ссылаясь (без уточнения первоисточника) на известие о том, что в 1265 г. Войшелк сносился с новгородским князем Святославом Ярославичем по вопросу присылки в Литву из Пскова священников, знакомых с литовским языком. Вслед за Т. Нарбуттом это известие повторяет Ю. Ярошевич, а вслед за Ю. Ярошевичем — М. Смирнов, В. Н. Татищев в своей “Истории Российской” (т. V) говорит, что Войшелк, придя к власти в Литве, “многих крести и церкви и монастыри воздвиже”.

Судя по археологическим находкам, вплоть до ХШ в. нательные крестики (четырехконечные равносторонние) импортировались в Литву из Киевской Руси.
Вербное воскресенье у литовцев по сей день называется Verbu sekmadienis, или просто Vеrba, хотя литовское название самого дерева ничего общего с этим словом не имеет. Источник и фон заимствования очевидны. 
То же самое касается литовских слов gavėnia (пост), gavėti (поститься). Сейчас у нас словом “говение” обозначается подготовка к Причащению. В древней Руси значение этого слова было более узким и полностью совпадающим с его значением в современном литовском языке: “Пришедше в Петрово говенье” (Псковская летопись); “В лето 6910 во великое говение м-ца марта” (Супрасльская летопись).
Приближался момент трагического конца Войшелга. На Светлой неделе, в монастыре в Угровске, состоялась, по инициативе Льва Даниловича, во Владимире встреча Льва, Василька и Войшелка. Об этой встрече и ее трагическом исходе рассказывает Ипатьевская летопись: “И в то время присла Лев к Василкови, тако река: хотел бых снятися с тобою, абы туто и Воишелк был. Василко же посла по Воишелка страстное недели, тако река: прислал ко мне Лев, абыхмося сняли, а не боися ничего же. Воишелк же бояшеться Лва и не хотяшет ехати, но поеха на Василкови руке. И приеха на святои недели в Володимерь и ста в монастыре святаго Михаила Великого”. Некто Марколт-немчин, придворный покойного Даниила Романовича, устроил званый обед, на который были приглашены находившиеся во Владимире князья: Василько, Лев, Войшелк. Продолжаем по тексту той же Ипатьевской летописи: “И начаша обедати и пити и веселитися. Василко же, напився, поеха домовь спать, а Воишелк поеха до монастыря, идеже стояшеть. И посемь Лев приеха к нему в манастырь и поча молвити: куме, напимся (по чаши вина). И начаша пити. Дьявол же, исконеи не хотя добра человеческому роду, и вложи во сердце Лвови убити Воишелка, завистью, оже бяшеть дал землю Литовьскую брату его Шварнуви. И так бысть конец убитья его”.
Убитый Войшелк был похоронен (по М. Стрыйковскому, с княжескими почестями) там же, во Владимире, в стольном городе его названного отца — Василька, в церкви того же Михайловского монастыря, где литовский князь-монах имел свое последнее пристанище. По “Кройнике” и М. Стрыйковскому, Василько и Шварн с чувством глубокой жалости к Войшелку переживали позорный, вероломный, совершённый “против праву всех народов” акт, лишивший жизни “так зацное (такое благородное) княжа”. 
Весть о смерти Войшелка пришла на его родину, и там люди оплакивали “жалосне замордованя великого князя своего Войселка Мендоговича”.
Дело, над которым трудился Войшелк, потерпело крах. Объединение Литвы и подчиненной уже ей Черной Руси с Русью Червонной, в единое государство с преобладающим в нем православным населением не осуществилось.
Полная версия, см. http://www.bratstvoprav.narod.ru/Vojshelk.htm

Существуют иные версии кончины Войшелка :
1. В древнем житие Довмонта: .....Вскоре весть об убийстве его пришла во многие страны, дошла даже до СВЯТОЙ ГОРЫ. Давид - сын убиенного князя Мендовга монах Давид, сын убиенного князя Миндовга, поведал свои мысли игумену, и благословение принял у него. Снял иноческие ризы, но правила иноческого не оставил. Принял воинский чин, собрал войско своего отца и бояр пошел ратью на языческую Литву, горячо помолившись Христу. Божию помощью одолел убийц своего отца, убил многих литовских князей. Говорится о нём в писании, не хотел сотворить убийство – не иноческое это дело, но Бог допустил, чтобы отомстить за кровь христианскую. Страшную победу одержав, ВЕРНУЛСЯ НА СВЯТУЮ ГОРУ ( это конечно гора АФОН, зам. автора Е.Г.). Где монахом принял конец жизни.[3]

2. В книге «Екатерина II. РОССИЙСКАЯ ИСТОРИЯ». Москва. 2008.  С. 620
"В 1265 году слыша Вышленг о убиении отца…оскорбился зело, и помолясь Богу…сня с себя ризы иноческие, и на третий год, обещался наложить их на себя. Но никако не измени устава и правила иноческого. И совукупи воинства много и друзи отца своего, Миндовга - Рохволдова или Мовколдова сына, идее на Литву и чудь и поплени все страны…и многих крести, и церкви и монастыри воздвижа…многие бежали в Псков с женами и детьми и приняли святое крещение…Вышелг воеводу большого князя великого Даниила Романовича Сварномира, во святом крещении Андрея, князя Ясского, оставил в Вильне, сам возвратился в Пинск в свой монастырь, где жил богоугодно до глубокой старости."


Статья А. С. Кибинь «В ПОИСКАХ СХОДСТВА (ИСТОРИЯ О ВОЙШЕЛКЕ)»  Подтверждает Войшелг и есть святой Елисей.

Полная версия: литовский князь  - Исторический факультет ...history.spbu.ru/userfiles/Studia_2011_2-1_Kibin.pdf


В 1993 г. архиеп. Белостокский и Гданьский Савва (Грыцуняк) (Польская Православная Церковь) и Новогрудский и Лидский еп. Константин (Горянов) близ совр. дер. Гнесичи Новогрудского р-на освятили место, где стоял монастырский храм. В 1998 г. новопостроенный храм был освящен во имя Е., в 2007 г. при церкви был создан Свято-Елисеевский Лавришевский муж. мон-рь. Памятники Е. установлены в дер. Лавришево (1996) и в Новогрудке (2007). 9 авг. 2000 г. в Новогрудке состоялось освящение храма во имя Елисея, ежегодно в этот день из храма в Лавришевский мон-рь совершается крестный ход.

           ЛАВРИШЕВСКИЙ МУЖ. МОНАСТЫРЬ
"Лавришевский м-рь…основан около 1260 года, близ Новогрудка Литовского, над р.Неманом, сыном Мендога Войшелгом, героем целого цикла полумиоических  народных легенд, записанных Стрыйковским и иезуитом Кояловичем. Лавришевский м-рь был первым, по времени в Литве и единственным рассадником здесь христианства в XIII столетии. " Новый Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. С.851
На первом фото у храма св.Елисея стоят участники Международной конференции «Роль и место Новогрудка в истории и культуре Европы» 11 – 12 июня 2009 г. Экскурсия в Свято-Елисеевском Лавришевском монастыре. 

На втором фото Евгения Георгиевна (автор) участник Международной конференции «Роль и место Новогрудка в истории и культуре Европы» - была единственным представителем из России.  Тема доклада: «Довмонт сын Миндовга»
 Учёные Новогрудской конференции мой доклад "Довмонт сын Миндовга" публиковать отказались, как конфликтный, т.к. общепринятая версия "Довмонт убийца Миндовга"

В августе 2009 года добрый человек, узнав мои мытарства, помог открыть свой блог, где выставлен отвергнутый учёными доклад - «Довмонт сын Миндовга», см.  http://domont.blogspot.ru/2011/02/blog-post_9003.html.

Прочитав, отвергнутый учёными доклад "Довмонт сын Миндовга", множество сайтов и публикаций признали: св.ДОВМОНТ сын МИНДОВГА, а не убийца.

Послесловие
Возникают множество вопросов ???. Где умер Войшелг? Когда был раскананизирован святой Елисей (князь Войшелг) брат святого Довмонта?. Кем? 
   ЗАБЫТЫЕ в российской истории сыновья Миндовга - Святые братья: монах Елисей (Войшелг) и князь  Довмонт– выдающиеся личности в истории  создания Литовско – Русского государства.
Власть Войшелга признавали над собой и русские князья.  «Поборник по правой 
(православной) вере» так писали о Войшелге.
Канонизация преподобного Войшелга - Елисея состоялась на Виленском соборе 1514 года, при митрополите Иосифе Солтане.
Брата Войшелга- св. Доманта, псковичи кананизировали сразу после смерти († 1299), а в 1374 году в Пскове воздвигли каменный храм в его честь. 
Однако в "Жития Святых" и многочисленных церковных словарях, издаваемых в XVIII, XIX веках св.Довмонт-Тимофей не значится.
Несмотря на это Домант остался в памяти как непревзойдённый воин, «одним девяносто побеждал семьсот», справедливый судья, защитник обиженных.
Князь Довмонт княжил 33 года.
Во время княжения Довмонта Псковское княжество достигло вершины своего развития.  Город ни разу не подвергался разорению.
Княжение Довмонта было золотым веком Псковского княжества.
Изображения меча Довмонта, который при жизни стал легендарной личностью, было на псковском знамени и псковских монетах XV века.

Потомки полотских князей - монах Войшелг и князь Довмонт ярчайшие личности эпохи русского средневековья забыты современным обществом.
   Это и не удивительно, т.к. деканонизация святых братьев Довмонта и Войшелга, как и других святых, была одним из последствий церковной реформы XVII века.

Почитание деканонизированных синодальной Церковью святых сохранялось у старообрядцев. 
Хочется верить, что в свете новых открытий будет написано житие Войшелка – св. Елисея брата св Довмонта – Тимофея.

                      Материалы собрала Евгения Георгиевна Чижикова (рожд.Домонтович). 
Потомок казацкого рода ДОМОНТОВ. Член Российского Дворянского собрания.

 Авторские права охраняются законом
Использованы интернет ресурсы:
               .


[1] Никола Ермалович. Белорусская держава В К Л. Минск. 2000. С.77
[2] А.Н.Нарбут. Генеалогия Украины. Научный труд. Москва. 1966. С.80. 81
[3] А.Р.Андреев. Князь Довмонт Псковский. Документальное жизнеописание. Москва. 1998. С. 11-33
[4] Псковские епархиальные ведомости. 15 мая 1899 г.
[5] Святыни и древности Пскова. Графа М.Толстого. Москва.1861. С/Пбг 1993.  С.31- 33.
[6] Никола Ермалович. Белорусская держава В К Л. Минск. 2000. С.79